Cockroaches, Incorporated


Там, где дверь моего холодильника   
Примыкает плотно к резине прокладки 
Тело видно, плоский слепок сухой    
Раздавленного таракана…             

Да, слаб человек,
ибо тоже слишком многого хочет.

 

Известно, что как-то раз биологов попросили выяснить, какие существа на Земле лучше всего приспособлены для совместной жизни с человеком. В набор требований, предъявляемых к ним, входили, помимо прочего: полная бесполезность для людей, малые размеры, большая скорость размножения, всеядность. Победителями оказались, как можно было ожидать, крысы и тараканы. Но это, собственно, вступление, а сама история такова.

У кандидата физико-математических наук Михаила Семёновича Стеклова завелись дома тараканы. Печальный факт. Обиднее всего то, что сам Михаил Семёнович в этом виноват не был. Проблему создали исключительно соседи, ибо у самого Михаила Семёновича дома чистота поддерживалась просто абсолютная, и всё хоть сколько-нибудь съедобное он всегда держал в холодильнике. Ни под столом, ни за холодильником у Михаила Семёновича невозможно было бы сыскать и хлебной крошки, так что кормёжки тараканы не находили.

Но они, собственно, в этом и не нуждались. Обедать тараканы ходили к неопрятным соседям, истинным виновникам появления многоногой напасти. А у Михаила Семёновича тараканы ночевали, ибо в предыдущие пять лет он тараканов у себя не видел, уже забыл, как они выглядят, и от удивления позорно проморгал их появление в доме, а посему первое время никак их не обижал. Тараканы, надо признать, поначалу тоже не докучали Михаилу Семёновичу. Пока их было мало. Но идиллия продолжалась недолго.

Поселившись за батареей, там, где отклеились обои и куда и руками-то пролезть почти невозможно, тараканы хором топали и шуршали бумагой по ночам, мешая МС спать. Ведь тараканы, преимущественно, ночные животные, и им трудно всё время сидеть на одном месте неподвижно. Далее, они бегали по столу, несмотря на то, что съестного все равно не находили и найти не могли. Конечно, когда темно, то ничего этого не видно. Но МС часто возвращался домой заполночь (он дежурил на ускорителе) и, включив свет, наблюдал отвратительное зрелище позорно разбегающихся по углам тараканьих толп. Подобное поведение незваных жильцов уже серьёзно действовало ему на нервы, но последней каплей стала... сахарница. Дело в том, что сахарница у МС была с дефектом. Дефект небольшой и на работу устройства, собственно, никак не влияющий: у самого края крышки отбит небольшой кусок, так что при закрывании сахарницы остаётся дыра. Маленькая, меньше полусантиметра. Так вот, однажды утром МС с ужасом обнаружил, что тараканы раскрыли секрет сахарницы и начали вовсю пользоваться своим открытием: шныряли внутрь и наружу и, надо полагать, кормились ЕГО сахаром… "Война!" - решил МС, внутренне содрогнувшись.

На следующий день был закуплен баллон "Дихлофоса" и проведена обширная газовая атака. Результат оказался нулевым. Проклятые твари попрятались по своим убежищам, и, вернувшись домой после вынужденной ночёвки у друзей, МС смог насчитать не более 2-3-х погибших с вражеской стороны.

Тогда в ход был пущен мелок. Старательно следуя инструкции, МС аккуратно обмазал ядовитым "Претиксом" все щели в полу и мебели, темные углы, закоулки и даже подступы к батарее. Теоретически это гарантировало смерть 98% популяции в течение максимум пары дней. Результат опять оказался странным: судя по продолжающемуся ночному шуршанию, 98% популяции оставались живы и прекрасно себя чувствовали. Отсутствие мёртвых тел наводило на ту же мысль.

Уже тогда Михаилу Семёновичу следовало бы призадуматься над этим странным фактом, но в боевом угаре он не заметил даже, что тараканы почему-то перестали пользоваться его сахарницей. Вместо этого МС последовательно опробовал: мелок "Ника"; приманку "Торол" и отравленную приманку собственного приготовления; вымораживание комнаты и поливание полов кипятком и даже тарелку с мёдом ("…может, тараканы в него влипнут?…").

Всё это не дало эффекта. Нет, тараканы гибли, счёт жертв шёл на десятки, но, видимо, количество живых всё ещё исчислялось сотнями.

МС совсем потерял покой и принялся шпионить за каждым увиденным тараканом в надежде выяснить, где же эти враги прячутся. Разведка не помогла. Удалось лишь определить путь, которым насекомые ходят кормиться к соседям. Подметив, что днём, когда светло, тараканы предпочитают из своих убежищ не показываться, МС вознамерился уморить их всех голодом или просто перебить, когда они, обезумев от отсутствия пищи, рискнут выйти на свет, чтобы тут же попасть под сокрушительный удар тапка. План это показывает, насколько был близок к безумию сам МС, ибо хорошо известно, что насекомые способны обходиться без еды гораздо дольше человека и, следовательно, самого МС.

Злой, небритый, с красными от трёхдневной бессонницы глазами, МС ночь за ночью дежурил, накачивая себя кофе и держа весь свет постоянно включённым. В первый день тараканы прятались по своим норам. Потом стали проявлять беспокойство в связи со столь долгим ненаступлением темноты и высовываться наружу. Но все их разведчики тут же гибли под злорадный хохот МС.

И тогда тараканы, видимо, почуяли, что дела их плохи. Выйти поесть они не могли. Покинуть комнату - тоже: всякого оказавшегося на свету настигала мгновенная смерть. Конечно, если бы тараканы могли понять, что рано или поздно МС не выдержит бодрствования и свалится как убитый… Увы! Однако реальность оказалась куда более удивительной.

На четвёртые сутки МС, усиленно таращась, в стотысячный раз обозревал тараканью "дорогу жизни" до соседей. Вдруг какое-то движение на краю поля зрения привлекло его внимание. МС повернулся и обалдел: из-под его кровати, аккуратно выстроившись в виде чертежа к теореме Пифагора, ровными рядами выходила сдаваться многосотенная тараканья армия. МС поднял было тапок для серии смертельных ударов, да так и застыл, осознав вдруг, что изображают собой тараканы; почему на них не действовал мелок, рассчитанный на случайно блуждающих, неразумных тварей.

МС отбросил в сторону своё орудие убийства и заорал: "Постойте, подождите, не уходите!" Но тараканы его не понимали. Скорее всего они его даже и не слышали, ибо известно, что слух их сильно отличается от нашего. Тараканы целенаправленно, всё тем же строем, двигались к выходу из комнаты. МС схватил листок бумаги и принялся на нём судорожно что-то чертить, писать и показывать это тараканам. Но, надо полагать, тараканы и не видели этого; ведь известно, что и органы зрения у них воспринимают мир совсем не так, как наши.

Тогда МС принялся крошить хлеб на пол, прямо посреди комнаты, с криками: "Останьтесь, я вас буду кормить!" Увы, тараканы продолжали уходить строем, и ни один из них даже не сбил шага, проходя мимо хлебных крошек… Так они дошли до ванной комнаты. В совершеннейшем отчаянии МС попытался закрыть перед ними дверь и стать на пути у тараканов. Но, наткнувшись на его ботинок, живая колонна аккуратно разделилась на две половины, которые обогнули МС с двух сторон и шустро просочились сквозь щель под дверью.

МС, как научному работнику, оставалось только одно. Он побежал за фотоаппаратом. Вернувшись, он успел сделать один кадр с тараканьим чертежом на стене и пронаблюдал, как насекомые, оперативно перестроившись в колонну по шесть, исчезли в вентиляционном отверстии.

На проявленном кадре можно было довольно отчётливо наблюдать тараканье построение, однако из-за волнения и недосыпа МС изображение получилось изрядно смазанным и недодержанным и вполне могло доказать, что всё это не сон, самому МС, но никак не науке в целом.

Надо ли говорить, что проведённые впоследствии МС опросы соседей ничего не дали? Загадочная тараканья колония ушла, вероятно, в другой дом. А может быть, стала вести себя осмотрительнее, не вызывая гнева и внимания людей. Так печально, бессмысленно закончилась встреча двух цивилизаций.

Но гораздо интереснее попытаться реконструировать ход мыслей тараканов, чем позже и занялся МС. В отличие от него, тараканы поняли как-то, что имеют дело с существом разумным. Они благополучно обходили все ловушки, пытаясь не привлекать к себе внимания и — таким образом — решить дело миром. Наконец, поняв, что их положение безвыходно, они приняли воистину гениальное решение, сделав ставку лишь на две вещи, достоверно известные им о человеке, а именно: на то, что человек разумен, и что он обладает хорошим зрением (хотя откуда они знали второе - тоже ещё вопрос). Их расчёт оказался верен. Если бы они стали разбегаться толпой, как животные, погибли бы многие. Но продемонстрировав человеку свой разум, свою организованность, они положились на человечность МС, то есть на качество, им самим, скорее всего, опять же незнакомое. И выиграли. МС был готов чуть ли не руками передавить насекомых, но не стал трогать людей.

Надо признать, что эта история рисует человеческую сторону не в самом лучшем виде. Нет, МС, поняв, кто перед ним, поступил достойнейшим образом, и это замечательно. Но… Тараканы первыми поняли разумность иной стороны. Они продемонстрировали замечательную гибкость сознания, сумев довольно правильно понять мотивы поведения столь чуждого им существа, как человек. И они же сделали первую, успешную, и последнюю попытку контакта в этой ситуации. Мы же об их цивилизации по-прежнему не знаем почти ничего. Разве только, что они тоже знакомы с теоремой Пифагора…

Люди! Смотрите по сторонам внимательнее! Может, кто-то уже давно домогается вашего внимания? Зачем далеко ходить, быть может, это человек, который уже давно рядом с вами?

февраль 2000