Инкубатор

На одной далёкой-далёкой планете живут люди, почти подобные нам. Но беда в том, что небо там почти всегда затянуто облаками, и звёзды можно увидеть, лишь поднявшись на самые недоступные вершины планеты. Так вот. Первые люди, решившиеся на это, вернулись шокированными. Последующие экспедиции полностью подтвердили их наблюдения: при взгляде на небо с этой планеты все созвездия выглядят исключительно неприличными. Буквально все. Звёзды, разбросанные вроде бы случайно, здесь сгруппированы так, что самое корректное из созвездий получило название "Придурок с Дубиной". Остальные оказались ещё веселее: "Большая Жопа", "Малая Жопа", "Два Гомосека", "Мальчик, Посылающий Дядю на Три Буквы", "Оргион" и множество других, названия которых я приводить просто не рискую. Но всё, абсолютно всё, крайне неприлично. Вершиной выразительности считается звёздная композиция, очень натурально изображающая группу из четырёх аборигенов, развлекающихся таким непотребством, какое нам, по причине анатомических отличий, понять не представляется возможным. Картина дополняется пятнами на местной луне, складывающимися в отчётливый рисунок аборигена и местного крокодила, занятых отнюдь не утренней зарядкой, как в первый момент можно подумать.

В общем, в результате аборигены космонавтику развивать просто побоялись. При взгляде на небо они плюются, а наиболее почитаемым занятием на планете считается поиск духовного смысла жизни в исследовании недр.

На другой далёкой планете тоже живут существа почти разумные, но внешностью напоминающие скорее кроликов. Необходимость отличать съедобные растения от ядовитых по тончайшим цветовым оттенкам выработала у них замечательное по своей чувствительности зрение. К сожалению, чувствительность эта столь высока, что попадание прямых солнечных лучей в глаза вызывает у этих животных мгновенное остолбенение и длительную слепоту. Но природа и здесь выкрутилась. Она дала этим кроликам длиннейшие уши, которые всегда повёрнуты так, чтобы тень от них падала на глаза. Эти уши – затенители солнца. Они не ошибаются никогда. Точность настройки этих естественных инструментов настольно высока, что глаза остаются затенёнными на ходу и на бегу, сидя и лёжа, во время обеда и даже в процессе занятий любовью. Так и получилось, что, никогда не видя солнца, эти существа не подозревают о его существовании. Особенно плохо им приходится, когда это самое солнце вдруг блеснёт, скажем, на воде. Шок оказывается настолько серьёзен, что соплеменникам приходится, зажмурившись, за ноги оттаскивать своего незадачливого сородича от водопоя. В племенах кроликов поклонение "изначальному свету" в воде весьма распространено, хотя, чтобы увидеть этот свет, им прежде всего необходимо, чтобы уши не мешали глазам.

Наконец, на Земле живут люди, способные помыслить лишь 1456 из 1458 Элементарных Категорий.

Здесь необходимо маленькое пояснение. Если Вы знакомы с игрой в домино, то знаете, что по его правилам всякая последовательность костяшек может быть продолжена не более чем лишь семью другими костяшками. Подобно фигуре домино, состоящей из неделимых элементов, всякая мысль также может быть разложена на элементарные, неделимые составляющие. Так вот, как доказали лучшие математики Галактического Центра, каждая такая элементарная мысль может соединяться лишь с 1458, и не более, другими элементарными мыслями. Эти способы соединения и получили название Элементарных Категорий. По сути, это означает, что любые две вещи, которые в принципе можно помыслить, могут соотноситься друг с другом лишь 1458-ю, и не более, способами. Разумеется, в жизни мы встречаем гораздо большее разнообразие, но всё это — лишь сочетания из неупростимых 1458 вариантов.

Так вот, земляне, в силу эволюционных особенностей строения мозга, не способны помыслить две из этих Категорий: 663-ю и 724-ю. Поэтому жизнь их полна проблем. Особенно плохо, когда им встречаются понятия, связанные именно недоступными категориями. Попытки объяснить такую взаимосвязь приводят к уродливым и кривым построениям и являются основой современной формальной теории множеств, исполняющей роль какого-никакого протеза недостающих представлений. Впрочем, протез этот довольно хреновый: мало того, что толком овладеть им способны лишь 2‑3% людей, так в нём самом ещё содержатся внутренние противоречия, неизбежные, если учесть, что теория множеств не полностью покрывает отсутствующие категории мышления.

И случилось так, что к. ф-м. н. Михаил Семёнович (МС)  Стеклов работал как-то над физической проблемой, требующей для разрешения применения недостающей 663‑ей Категории. Будь МС специалистом в области теории множеств, он бы ещё мог рассчитывать хоть на какой-то успех. Но МС, увы, был просто физиком, и его работа была обречена. Однако МС не знал об этом и упорно пытался найти решение.

Он работал над бессиловыми сверхпроводящими конфигурациями. Для непосвящённых: открытия на этом фронте "чреваты" сверхэнергоёмкими магнитными аккумуляторами. Кроме того, МС нутром чуял, что это пахнет ещё и космическим средством передвижения невиданной доселе мощности. Но, увы, все попытки реализовать идею шли прахом. В ходе своих рассуждений МС в одном месте раз за разом помышлял не 663‑ю, а наиболее близкую к ней для человека 662ю Категорию. В результате на бумаге всякий раз получалось устройство, годное для применения лишь в инкубаторах. Нет, магнитный инкубатор — вещь в хозяйстве, безусловно, полезная, но… Ощущались в этом некие большие возможности.

Вот как получилось, что в субботний вечер МС, в очередной раз получив инкубатор, в сердцах бросил карандаш и ушёл пьянствовать к друзьям. "Авось, встряска мозгам поможет", — решил он.

На пьянке, помимо трёх старых знакомых (бывших сокурсников), присутствовало новое лицо: психолог Игорь Беспятных, обладающий, как выяснилось в ходе беседы, ещё и хорошими способностями гипнотизёра и активно работающий по этой специальности.

Игорь оказался хорошим парнем. Он пил и смеялся вместе со всеми, никому не мешал и не лез со своим гипнозом. Поэтому до сих пор остаётся тайной, как же МС умудрился с ним столь серьёзно поспорить.

Спор вертелся вокруг детерминированности человеческого мышления. МС утверждал, что одинаковые исходные данные и одинаковые внешние условия неизбежно будут приводить человека к одним и тем же идеям, и ссылался на синдром "дежавю". Игорь хохотал над этими "домыслами" громким басом и ссылался на арсенал современной психологии.

Выпито было уже изрядно и, наверное, поэтому МС так легко согласился на эксперимент. В его ходе Игорь должен был заблокировать (но не стереть!) в памяти МС воспоминания об основных выводах его последней работы "с инкубатором". После этого МС предлагалось пойти погулять/посидеть в лесу и проверить, сможет ли он заново прийти к тем же выводам.

Сказано — сделано. После сеанса МС, забыв всё только что произошедшее, почувствовал острое желание покурить. Кроме того, в голове настойчиво топталась какая-то идея касательно сегодняшней магнитной проблемы… Не замечая странноватых улыбок своих знакомых, МС вышел под ночной дождь, прихватив с собой бутылку пива "для сугрева".

Хотелось пройтись, но кругом было мокро. МС выбрал самую сухую дорожку и углубился по ней в лес. Дорожка шла слегка в гору. Минут десять МС двигался по ней в глубочайшей задумчивости и выбрел на поляну. Он был настолько поглощён своей идеей, что даже не удивился, обнаружив посреди поляны НЛО.

В первом приближении НЛО имел форму полупрозрачной пластиковой тарелки, в глубине которой смутно различались какие-то запутанные конструкции, а по краям пробегали огоньки и сполохи. Размышления МС наложились на видимую им картину. На секунду он представил себе, что внутренние конструкции – это сверхпроводящие обмотки, а движение огоньков соответствует вращению магнитного поля… и получил замкнутую систему! МС увидел сразу решение и для магнитного аккумулятора, и для космического двигателя, которым, очевидно, пользовался этот НЛО, и для пресловутого инкубатора… Разумеется, чтобы понять это, МС требовалось помыслить 663‑ю категорию. Но когда решение у тебя перед глазами, его трудно не повторить. К тому же МС никогда не жаловался на плохую зрительную память.

Подумав, что рядом с НЛО можно обнаружить и его хозяев, МС тут же увидел зеленоватого полупрозрачного гуманоида, приближающегося к нему.

При гуманоиде оказался телепатический ретранслятор, настроенный специально на землян. Другая железка неплохо переводила высказывания пришельца на русский, так что проблем с общением не возникло.

В ходе этого общения выяснилось следующее:

1. Имя инопланетянина на наш слух неотличимо от имён всех других его сородичей и звучит примерно как "Шшиихт".

2. НЛО Шшиихта — грузовое; таким образом, статус Шшиихта примерно соответствует статусу нашего дальнобойщика.

3. У него — какие-то неприятности личного характера, сути которых МС не понял.

4. Шшиихт пьян настолько, насколько вообще может быть пьян представитель высокоразвитой цивилизации, чем и объясняется тот факт, что он прилетел на Землю для "успокоения нервов", а также то, что он не обеспечил маскировки своего летательного аппарата и вообще ввязался в общение с представителем неразвитой цивилизации. За перечисленные нарушения ему грозит "хешиш с битым стеклом" в Галактическом Центре.

5. В то же время Шшиихт испытывает "глу-у-убокое личное уважение" к МС как к выдающемуся представителю этой отсталой цивилизации, оказавшемуся в состоянии понять принцип работы его транспортного средства и вообще не испугавшемуся при встрече.

6. Тем не менее, цивилизация землян ещё ну никак не доросла до эксплуатации подобного открытия, поэтому к его, Шшиихта, "глу-у-убокому личному сожалению", все воспоминания МС о встрече с ним из памяти придётся стереть. А иначе это грозит "трёхведёрным хешишем" всё в том же Галактическом Центре.

Вероятно, будь хоть один из представителей встретившихся цивилизаций трезв, дальнейшая история могла бы развернуться совсем иначе. Но оба контактёра оказались безобразно пьяны. Поэтому они решили перед расставанием распить по бутылочке. Разумеется, оба пили своё, ибо земное пиво было для Шшиихта просто ядом, а пойло инопланетянина смердело так, что МС пришлось устроиться с наветренной стороны.

В ходе беседы Шшиихт и поведал МС про планету со странными созвездиями и про ушастых кроликов, а равно и про ущербность категорийного мышления землян. Кроме того, он рассказал МС кое-что о жизни в Галактике и поплакался "за жизнь". Затем добавил, что за Землёй уже давно ведётся наблюдение, чем и объясняется наличие столь развитых технических приспособлений для общения с землянами. МС в ответ разъяснил Шшиихту кое-какие трудные для понимания аспекты человеческой культуры и попробовал рассказывать анекдоты, которые понимания, однако, не встретили из-за цивилизационных отличий.

Когда пиво было допито, они тепло попрощались и Шшиихт одним мощным импульсом стёр в голове МС всё, что тот мог вспомнить о магнитных аккумуляторах. Но, разумеется, это было не всё, что МС знал, ибо знания, защищённые установкой Игоря, никак не проявлялись и поэтому не регистрировались аппаратурой Шшиихта.

Забыв и о встрече, и о договорённости с Игорем, МС "подышал воздухом" и пошёл пьянствовать дальше.

Разумеется, увидев его вернувшимся, друзья тут же спросили: "Ну как, придумал?". В ответ МС скорчил удивлённую рожу, встреченную дружным ржанием. Игорь произнёс кодовую фразу, и МС вспомнил об эксперименте, а заодно – всё, что знал о бессиловых системах. В полном изумлении он сел на диван. Разумеется, отсутствие результата друзья были склонны трактовать как победу Игоря в споре. Но сам МС никак не мог вспомнить того момента, когда он перестал думать на оговорённую тему. Выходил — думал, вернулся – нет. Как так? Решив, что что-то в пути его отвлекло, МС стал требовать повторного эксперимента, утверждая, что результаты предыдущего некорректны.

Его отговаривали. Его успокаивали. Игорь объяснял, что два гипноблока за один вечер, да ещё в состоянии опьянения — слишком много для одного человека, пусть даже и выдающегося научного сотрудника, и что от этого завтра голова у МС будет трещать так, что лучше затрелиться сегодня, дабы не мучиться. Но МС был непреклонен. Он грозился, требовал и умолял с непонятным ему самому упорством. Дело чуть не дошло до драки. В конце концов рассвирепевший Игорь высказался в том смысле, что если человек — придурок, то ему уже ничто не поможет, и согласился. В сердцах он повторил предыдущий гипноблок и выгнал всё забывшего МС на улицу.

На улице моросил дождь. Отчего-то слегка кружилась голова. МС захотелось пройтись, дабы развеяться и подумать об одной интересной идейке, только что появившейся в голове… Он выбрал самую сухую тропинку и пошёл по ней в лес. И, разумеется, нет ничего удивительного для нас в том, что он вновь повстречал на поляне НЛО и Шшиихта и что правильная идея магнитного двигателя вновь отчётливо оформилась у него в голове.

Во всём этом нет ничего удивительного для нас, но представьте себе чувства Шшиихта, встретившего через полчаса всё того же аборигена со вновь уже законченной идеей магнитного движителя! Идеей, только что стёртой на корню им лично! Ведь бедняга Шшиихт и понятия не имел о пьяных развлечениях с гипнозом, так любимых аборигенами этой планеты. Поскольку воспоминания самого МС на эту тему были полностью заблокированы, зондирование его сознания ничего не сказало Шшиихту. Шшиихт, правда, обнаружил следы недавнего гипноблока, но принял его за результат собственного вмешательства. Поэтому единственным рациональным объяснением для несчастного гуманоида оставалось предположение о невероятной гениальности и упорстве МС, за полчаса выстроившего заново всё здание сложнейшей теории.

Примерно так Шшиихт и сказал МС после вторичного знакомства, задно кратко пересказав ему содержание их предыдущей беседы. В заключение он добавил, что пусть ему будет какой угодно "хешиш" в Галактическом Центре, но воспоминания МС он больше трогать не будет, ибо это кощунство — дважды лишать столь гениального человека результатов его работы. На эту тему было выпито ещё по бутылке, после чего совсем уже никакой Шшиихт вполз в своё транспортное средство и улетел "нахрен от соблазна подальше". МС, посидев ещё немного, двинулся домой.

Его серьёзная морда и торопливое прощание сразу убедило друзей в том, что на этот раз эксперимент, как ни странно, удался. Когда в ответ на вопрос, что же он придумал, МС буркнул: "забавную магнитную системку", все окончательно убедились в этом. Где же им было знать, что речь шла совсем о другой системе! И когда изумлённый Игорь произнёс кодовую фразу, освободившиеся воспоминания тут же смешались с реальными событиями. На них наложились последствия двух предыдущих воздействий и сумма выпитого; всё перепуталось в голове у Михаила Семёновича и он потерял сознание…

Сказать, что на другой день МС очнулся с головной болью — значит не сказать ничего. Плохо ему было так, как не бывало ещё никогда в жизни. От последствий трёх гипноблоков в голове грохотали камнедробилки. Малейшая попытка просто подумать о вчерашнем вызывала такую боль, что МС тут же зарёкся это делать. А при взгляде на пустые бутылки и еще почему-то на полупрозрачные пластиковые тарелки тошнота вдруг подкатывала к самому горлу и МС второпях отворачивался… Работать МС смог только через неделю. Без всякого интереса он закончил свой магнитный инкубатор, передал его куда полагается и забыл всю эту историю.

В Галактическом Центре, однако, забыли её не так скоро. Передача серьёзной идеи в руки отсталой и агрессивной цивилизации не прошла Шшиихту даром. У него возникли серьёзные неприятности. Но время шло, земляне почему-то ни межзвездных кораблей, ни магнитных аккумуляторов не строили, и в конце концов в Центре успокоились, справедливо рассудив что идея, вероятно, была всё же недопонята землянами.

Впрочем, спокойствие сие будет недолгим. Ибо магнитный инкубатор Стеклова нашёл широкое применение в сельском хозяйстве. Между тем, в нём достаточно перепаять по ошибке всего 2 провода, чтобы превратить его в сверхмощный двигатель, который при подключении к сети тут же сорвётся со своих креплений, дабы с третьей космической скоростью зашвырнуть несчастные куриные яйца на другой конец Галактики…

Извините, если кое-какие моменты в этой истории покажутся Вам слегка несуразными. Тут всё абсолютно правильно. Дело просто в недостающей 663‑ей Категории…

20.06.2000.