Человек, который не умел летать

-- Караул -- закричал Женя, -- я никого не хотел обидеть! Я просто пошутил!

А.Б. Стругацкие, "Скатерть-самобранка" из "Полдень, XXII век"

 

 

Жил-был человек, который не умел летать. Совсем.

Понимаете, в том мире летали все. От рождения. За просто так. А он не умел. С виду -- человек как человек. Вроде всё как у всех. У всех одно сердце, и у него одно. У всех два глаза, и у него два. У всех печёнка, и у него не хуже. У всех леталка, а у него нет. Ну нет такого внутреннего органа, и всё тут. Не вырос. Почему -- никто не знает.

И, как сказано, там натурально все всё время летали. Из города в город, из страны в страну. Вышел на улицу, напряг леталку, от асфальта оторвался и полетел. С комфортом, не торопясь, метрах в ста над землёй. Можно быстрее и выше, если надо.

Но человек летать не умел. Он только ходил пешком. А далеко ли пешком уйдёшь? Поэтому прожил он всю жизнь в одном городе. И даже не в самом городе, а на окраине. Где слева ещё какие-то дома, а справа уже совсем ничего, каменистая степь с полупустыней. В центре он не жил потому, что знал: города затягивают. В них, в общем, хорошо. До того хорошо, что в один момент привыкаешь и уже не можешь уйти. А ведь города -- это не просто так. Они живые. И с характером. Приручит тебя город, приучит, а потом начнёт условия диктовать да мозги пылесосить. Конечно, не все города такие. Большинство хорошие. Но неизвестно ведь заранее, на кого попадёшь? Если летать умеешь, то ничего страшного. Закинул рюкзак на плечо, поднялся в воздух, ручкой сверху красиво сделал: бай-бай, и полетел куда хочешь. В другой город, например. Который повежливее. Это если ты летать умеешь, да... а если нет? До других да больших городов путь неблизкий, всё горы да пустыни. Пешком не одолеешь, костьми песок украсишь. Хошь-не хошь, а придётся терпеть тот город, в котором родился.

Человек терпеть не хотел. И не то чтобы даже его город был плохим, но прожить всю жизнь на одном месте -- это же ужасно! Со скуки свихнёшься. Вот он и держался у окраины. Какая-никакая, а всё-таки свобода. Да, к слову. Назывался его город Джалал-Абадом. Но, конечно, к настоящему Джалал-Абаду отношения не имел никакого. Вообще ни разу. Так, лишь походил чуток. Такой же солнечный, небольшой, молодой и старый вперемешку.

В принципе, в пешей досягаемости имелись и другие города. Но совсем уж мелкие, неказистые и невнятные. Ближайший -- Нью-Мартышкобург. Потом Дальнезажопинск и Ближнеподжопабад. Рядом -- Шароваро-отстойстан-де-Жанейро. Ну и Бухалово-Пупыринск-7 ещё был, город секретный, военный, хотя кому он там нужен, в нём даже бухать скучно.

По-своему эти городки были даже красивы и уютны. По своему... И находились они в пределах пешего хода. И человек понимал, что, пожалуй, слишком привередлив для своего незавидного положения. Но жить в них всё равно не хотел. А хотелось ему поселиться в Цюрихе или в Нью-Йорке. Но перед этим обязательно побывать в Париже, в Берлине, в Ванкувере, и в Новосибирске, который тоже очень неплох. А поселившись, помнить, что всегда можно улететь. Большие города, они о-го-го, вон с каким большим характером иногда бывают!.. Но увы, куда там, если ни долететь до этих городов, ни убраться потом всё равно не можешь?...

А люди кругом только этим и занимались. Сегодня Токио, завтра Рио-де-Жанейро. Ночёвка в Джалал-Абаде. Наслушаешься рассказов, ещё больше в Париж хочется.

Жил так человек, жил, а потом и решил: да неужели ну совсем ничего нельзя сделать? Бред! Всегда можно что-то придумать. Хоть тушкой, хоть чучелом. Хоть крокодилом, низэнько-низэнько, да неужели нельзя научиться? Что значит: "способностей от рождения нет"? Нет кислорода -- дыши азотом! Нет леталки -- научись летать другим органом!

Ну и подошёл человек к вопросу по науке. Качественно, с умом. Путешественников всех в подробностях опросил, что да как у них при полёте происходит. Тусовался с ними часто, наблюдал. Потом в библиотеку пошёл. Книжки читал сложнейшие по теории полёта, с уравнениями дифференциальными и интегральными, да такими страшными,  что ночью упаси присниться! Форумы всякие в интернете посещал, с другими бедолагами общался. И таки накопал что-то! Оказалось, можно всё-таки летать без леталки. Мозгом. Мозг может работать за неё. При условии неустанной ежедневной тренировки, высокой упёртости, и практики до потери сознания, пульса и диамагнетизма. Теоретически. На практике ещё никто этого не добился и даже толком не пробовал. Но теория говорит, что можно. Делаешь определённое мысленное усилие и взлетаешь.

Начал человек пытаться. Фиг. Не отрывается ни на миллиметр. Даже в ногах легче не становится. Что делай ты это усилие, что не делай и спи да водку жри. Никакой разницы. Но не отступаться же? Купил человек электронные весы, высокоточные, дорогие. И стал на них тренироваться. Залезет на весы, и старается вес свой мысленным усилием хоть на грамм уменьшить.

Коротко ли, долго (скорее долго), только в один день, глядь -- удалось покачнуть стрелку. Точнее, цифру. Как раз на грамм, не больше.

Вот вы думаете, один грамм -- это мало? Ведь несерьёзно, без электронных весов и не заметишь. А хрен там! Ощущения -- будто уже летишь. От понимания. Ведь ты всю жизнь думал, что это невозможно, и все вокруг так и уверяли: "да куда там без леталки, не рыпайся, сиди на месте!" А ты вдруг раз -- и на грамм сумел себя под-приподнять. Без ихней леталки! Одной силой мысли. Да пофиг, что лишь на грамм! Главное -- что чудо возможно. Вес исчезает в обход законов! Мир тебя в кулёк запихивал-запихивал, а ты в нём дырку нашёл и готов вывернуться. Пусть даже эта дырка пока не шире пальца.

Дальше пошло веселее. Что ни день, то ещё пара граммов. Там и до килограмма дошло. Да, после каждой тренировки шлангом шатаешься, мешком падаешь и голова отваливается, но разве это что-то значит, когда сам создаёшь в себе то, чего не дала природа, вообще?

Вскоре он выкинул весы. За ненадобностью. Поднапряжёшься -- ух, половина веса долой! Позвоночник хрустит, растягивается. Подпрыгнешь метра на два, на три, и опускаешься потом долго-долго, словно лист с дерева. А затем всё лучше и лучше. И вот, весь в поту, с дрожащими от дикого напряжения руками ты, наконец, толкаешься ногой и скользишь в паре сантиметров над землёй! Словно по льду, ещё цепляя ботинками траву, но уже отделённый от грешной почвы слоем невидимой прочной силы.

Думаете, ему всё это быстро далось? Фиг там. Десять лет на тренировки ушло. Постарел даже малость, круги под глазами нарастил и пару морщин, и седина наметилась. Но зато летать всё-таки выучился. Исключительно телекинезом. Сначала километр, потом десять, а там и все сто, если выложиться. "Дыхание свободней, отчётливей движенья!" Ветер прохладный в лицо, дома внизу, деревья макушками по ногам шуршат, но летишь!!! Сначала, конечно, кругами вокруг Джалал-Абада да в Бухалово-Пупыринск-7. Но постепенно метод отточился. Неторопясь, с пересадками и ночёвками можно стало и до Нью-Йорка добраться. Через Берингов пролив если.

И понял человек ещё одну вещь. Что может не только догнать, но и перегнать в этом деле всех вообще. Ведь у других людей леталка от рождения. Они ею пользоваться начали чуть ли не раньше, чем ходить. Легко и просто. Они же её в себе почти и не замечают! А зачем? Учиться чему-то, леталку тренировать, теорией маяться? Всё уже дано нахаляву. До Владивостока добираемся, и ладно. "Само восходит? Само заходит? Ну и славно, и главное, ничего не трогай!"

Человеку же теорию полёта пришлось изучить прочно. Альтернативы не было. И открыл он в ней немалые возможности. Понял он, что, ежели ещё лет 20 на это положит -- то сначала не хуже остальных станет, а потом и на Луну слетает. И скорость звука превысит. И гору от земли оторвать и унести сможет. Всего-то лет 20 ещё, да!

Но решил он отложить это дело на потом. "Устрою", -- думает, -- "себе турне по парижам. Ведь как раз ради этого столько готовился! Надо мир посмотреть. Полечу в Париж для начала. Там поживу маленько. Потом в Цюрих. Потом, если не понравится, в Мельбурн сгоняю, хорошо там, говорят. Ну а уж где-нибудь совсем после, когда устану, осяду окончательно в Нью-Йорке. Там и видно будет."

И вот ранним утром вышел он на Джалал-Абадский пустырь, закинул рюкзак на плечи, оглянулся на город, и только уже было собрался от земли оторваться да в путь двинуться, а тут -- глядь! -- откуда ни возьмись появляется добрая фея. И фея, дура могущественная, увидела человека без леталки, желания его прочитала, да, троешница жалостливая, взяла и сразу переместила в Нью-Йорк. А в придачу, чтобы ему без леталки там хорошо было, дала самый лучший дворец в Манхэттене, миллиард долларов в евроюанях, гарем из тридцати двух танцовщиц, щенка-бульдога и барабан. Чтобы, значит, всё именно по нему по самому было. Ну и чего ещё там надо, чтобы больше вообще никуда не хотелось, сами додумайте -- тоже дала. Нанесла пользу и улетела нафиг.

Нет, конечно, ничего особо страшного. Не конец света. Но теперь, внимание, вопрос: как вы думаете, какими словами этот человек ту фею после всего случившегося охарактеризовал?

12.08.2009