Околофашизм

 

Назовём околофашизмом такую ситуацию в обществе, когда одна группа населения (А) в одностороннем порядке лишает другую группу населения (Б) каких-либо жизненно важных прав. При этом будем рассматривать только те случаи, когда возможности выйти представителю группы Б из неё либо нет, либо она сильно затруднена. В принципе, эквивалентом околофашизма можно считать дискриминацию, доведённую до крайней степени.

История полна примеров околофашизма. Самый напрашивающийся – нацизм в его чистом виде: одна нация полагает себя настолько выше другой, что не признаёт за оппонентами даже права на жизнь.

Кроме национальности, возможны другие критерии дискриминации. Так, при использовании в этом качестве происхождения человека получаем: рабовладение, крепостничество, кастовые системы.

Рассаживание политических противников по лагерям, кутузкам и психбольницам – ещё один пример околофашизма, на этот раз по признаку того, что человек говорит и думает.

Менее очевидный и более повседневный пример: положение преступников в современном обществе. Порядка 0.5% российского населения постоянно сидит в тюрьмах (http://rating.rbc.ru/graphs/full.shtml?2004/08/24/734017) с весьма кошмарными условиями жизни в них. В США тюрьмы лучше, но и они лишают человека как минимум одного из основных прав: права на свободу перемещения. Добавим, что из-за неизбежных судебных ошибок наверняка не все, кто там оказался, действительно в чём-то виновны, что лишь усугубляет положение.

Сходная ситуация наблюдается с заведениями для психически больных и умственно отсталых людей – их положение ненамного лучше, чем в тюрьмах.

Ещё менее очевидный пример: люди, неспособные приспособиться к резко изменившимся условиям жизни общества в силу культурных или возрастных причин: советские пенсионеры, вымирающие на нищенских пособиях (кто-то всерьёз ожидал, что 60-летние люди сумеют шустро перепрофилироваться и найти себе хороший доход в мире российского бизнеса и инфляции 92-го года?); американские индейцы, вытесненные войной со своих земель за то, что не понимали и не принимали западного способа их использования; российские "малые народы севера", у жалких остатков которых не осталось ничего, кроме водки. Положение этих групп менее печально в силу того, что всё-таки есть люди и государственные программы, им как-то помогающие, но в целом они всё равно либо физически вымирают, либо крайне изолированы от общества информационно и социально.

Ах да, чуть не забыл про едва ли не самый благоухающий "цветок" этого букета: религиозные войны и чистки. Уж тут есть, что назвать.

Ладно, закончим с примерами. Будем считать понятие околофашизма обрисованным и определённым.

Две вещи свойственны всем проявлениям околофашизма:

1. Неучастие этики в их разрешении.

Несмотря на, как правило, негативную этическую оценку крайнего неравенства в большинстве современных культур, сама этика, похоже, почти не работает как механизм устранения этого неравенства. По крайней мере, не работает "изнутри" доминирующей группы.

Так, принято считать, что фашизм проиграл из-за своей бесчеловечности и жестокости. Но в самой фашистской Германии господствующий режим вовсе не воспринимался как ужасный. Скорее наоборот, большинству населения он принёс поначалу лишь улучшения в жизни. И никаких этических дискуссий на государственном уровне никто даже и не вёл!

Нет, фашизм был погублен очень простой, сугубо практической вещью, а именно ошибочностью критерия дискриминации. Гитлер объявил: "Евреи – недочеловеки. В лагеря их!". В ответ славяне, евреи, азиаты и всё прочие названные "недочеловеками" объединились и продемонстрировали ничуть не худшие духовные, организаторские и интеллектуальные качества, чем фашистская Германия, что и позволило им в итоге порвать её на одноимённый крест. Именно так, на практике, они доказали неверность утверждений Гитлера.

Да, конечно, в стране действовали антифашисты, и многие из них были движимы лишь идейными соображениями. Но за этими соображениями, если копнуть, стояло в бытовом смысле верное утверждение о том, что другие нации не хуже немцев. Оно и выиграло войну, при всём уважении к тем, кто с фашизмом боролся. Ведь если бы Гитлеру взбрендило уничтожать бабуинов, он бы вполне преуспел в этом деле.

Как видно на этом примере, не этика, но "практическая верность" критерия дискриминации определяет, будет ли та или иная форма околофашизма жизнеспособной. В качестве иллюстрирующего примера обратимся к тюрьмам в современном западном мире (к каковому здесь можно отнести и Россию).

Многие из тех, кто там оказывается, действительно в чём-то ущербны по сравнению с обществом. По крайней мере, если речь идёт о таких типах, как насильники, грабители, серийные убийцы. Очевидно, что их "ценности" и способы жить сильно отличаются от общепринятых. Но не будем пытаться понять, в чём же это отличие и как оно делает этих людей слабее. Сам факт того, что они проигрывают обществу в борьбе за жизненные права, показывает, что в чём-то они решают эту задачу неверно. Если, конечно, устоявшееся за последнюю пару тысяч лет положение можно считать стабильным проигрышем, а то ведь в истории всякое бывает…

В ситуации с тюрьмами мы наблюдаем дискриминацию, которая успешно работает. Люди в тюрьмах лишены существенной части человеческих прав (начиная со свободы перемещения), но так есть и так будет потому, что обществу в целом это полезно, а сопротивление дискриминированных вполне подавляемо. Никакие соображения этического характера не изменят этой ситуации как минимум до тех пор, пока люди не изобретут эффективную замену тюрьме. Более того, устойчивое существование "гуманных" и "демократических" обществ сегодня, похоже, вообще невозможно без тюрем! Ведь если выпустить на волю всех рецидивистов, то что же тогда начнётся?

Вторая интересная особенность околофашизма – это:

2. Способность сосуществовать с высоко развитой культурой и этикой.

Нередко гуманизм и откровенный околофашизм успешно уживаются в одном обществе. Как правило, это происходит за счёт расщепления этики на "для своих" и "для чужих". Разумеется, этические вопли со стороны "не своих" чаще всего тупо игнорируются. Примеры?

Ну, то, что крепостные и кастовые системы ничуть не мешали людям создавать замечательные произведения искусства о духовной жизни человека, знают все ещё со школы. Это настолько привычно, что даже неинтересно.

То, что в сталинском СССР могли существовать концлагеря для врагов народа и книги о светлом коммунистическом будущем – уже более характерно. Впрочем, лагеря – это несколько спорная тема в данном контексте.

Ага, а вот действительно яркий случай – воспоминания лётчика-истребителя фашистской Германии Руделя о войне с СССР: http://www.airforce.ru/staff/rudel/

Известный и опытный профессионал воздушной войны, он рассказывает о событиях как раз с позиций убеждённого фашиста. Коммунизм, русских и азиатов ненавидит люто и нисколько этого не скрывает. В подробностях расписывает, как расстреливал советские танки и самолёты, каковых на счету у него сотни. Читать иногда просто тяжело.

Но если хотя бы на миг забыть, за что он воевал – то получается картина личности потрясающе цельной и высоко этичной! Руделю в полной мере присущи качества, почитаемые в большинстве современных культур как важнейшие для человека: чувство товарищества, любовь к родине, ответственность, высочайший профессионализм, отвага. Между прочим, в 1945-м Рудель, потеряв ногу, начал летать с протезом. Вам это ничего не напоминает? В определённом, узком аспекте культуры мы наблюдаем здесь её высочайшее развитие, и ведь такие черты были свойственны не одному только Руделю, но многим его боевым товарищам. Сотни и тысячи людей не могли бы разделять подобные ценности и занимать уважаемое положение в обществе, где эти ценности не были бы важны! Ужасающая беда фашистской Германии состояла в том, что всё это великолепие было жёстко замкнуто лишь на саму Германию и союзников, оставляя Освенцим и выжженные деревни вне своих пределов.

Надеюсь, я внятно изложил свою мысль. Впрочем, вот ещё один пример "в нагрузку" из совсем недавней истории: США и Ирак. Внутренняя культура США построена на принципах свободы человека и высшей ценности его жизни. Эти ценности не просто провозглашаются, они в 90% случаев работают. Но когда перед США встала жизненная необходимость войны с Ираком, (я не буду вдаваться в подробный анализ причин, это слишком большой вопрос) то эту войну начали, несмотря на то, что с полной очевидностью в ней должно было пострадать гражданское население Ирака. Я даже могу поверить, что американские военные приняли, по возможности, какие-то меры, чтобы уменьшить потери среди мирного населения, но война – это всё-таки война, и никакая демократия и гуманизм не помешали США успешно бомбить врагов и давить террористов.

Итак, крайнее неравенство, доходящее в своём проявлении до уничтожения людей, как ни странно, бывает вполне совместимо с высоким социальным уровнем развития общества и гуманностью, и иногда даже является необходимым условием существования такого общества! При этом факторы этики, похоже, никак не влияют ни на возникновение, ни на устранения такого неравенства.

Ну так а какие же факторы всё-таки важны? Как получается, что люди, которым, в общем-то, свойственно скорее заботиться о ближних, начинают этих ближних причислять к нелюдям?

Мне так думается, что всё определяется тупой нехваткой жизненно важных ресурсов. Когда еды на всех не хватает, и не удаётся придумать ничего умного, возникает сильная мотивация отстранить от ресурса часть потребителей. Если же отстранённые оказываются (вот незадача-то!) слишком похожими на людей и начинают вопить, что их оттёрли нечестно, то перед победителями встаёт серьёзная дилемма: либо признать претензии, но вымереть от голода, либо скорректировать свою этику так, чтобы побеждённые стали нелюдями, недочеловеками, агрессорами, неверными, носителями враждебных ценностей, угнетателями свободы – словом, чтобы их нельзя было принимать всерьёз. Большинство культур негативно относятся к убийству людей. А вот "устранение опасного противника" и звучит лучше, и вроде как даже поощряется!

Заметим, что лучше, по возможности, воздержаться от попытки оценить конфликт ресурсов с этической точки зрения. Этика, если понимать её как систему правил общественных отношений, возникла и развилась для того, чтобы облегчать жизнь общества. Она внутренне направлена на его выживание. Ситуации, в которых "этично" равноценно "смертельно" приводят к внутреннему противоречию с этой основной целью. Они не могут быть разрешены без существенного расширения этики, каковое нисколько не входит в цели автора данного текста.

Нижеприведённая таблица кратко суммирует и классифицирует основные типы околофашизма, рассмотренные выше:
 


 

Пример неравенства


 


 

Спорный ресурс


 


 

Критерий дискриминации


 


 

Исторически работоспособно?


 


 

Нацизм


 


 

Контроль экономики, территорий.


 


 

Национальность, этническое происхождение


 


 

Нет


 


 

Рабовладение, крепостничество, касты


 


 

Социальное положение в обществе


 


 

Социальное происхождение


 


 

Долгое время работало, сейчас, похоже, уже нет.


 


 

Политические репрессии


 


 

Управление страной


 


 

Политические воззрения


 


 

Скорее нет.


 


 

Религиозные «чистки»


 


 

Целостность религии; нередко экономика и территория


 


 

Религиозные воззрения


 


 

Нет


 


 

Тюрьмы


 


 

Социальные и общественные блага, целостность общества


 


 

Неспособность придерживаться общепринятых форм отношений


 


 

Да


 


 

Психбольницы


 


 

Социальные и общественные блага, целостность общества


 


 

Данные медицинских и психологических обследований


 


 

Да


 


 

Советские пенсионеры


 


 

Социальные и общественные блага


 


 

Неспособность выиграть в борьбе за лучшее положение.


 


 

Да


 


 

Американские индейцы


 


 

Территории


 


 

Культура, национальность


 


 

Да


 


Может ли человечество жить без возникновения критических конфликтов за ресурсы? Наше развитие, в общем, достаточно хаотично, и трудно даже сосчитать, вокруг скольких вещей может возникнуть дисбаланс между наличием и потреблением. Этот ряд начинается с таких традиционных объектов, как территория и полезные ископаемые, проходит через широкий спектр экономических объектов и упирается в контроль над общественным сознанием и информационными технологиями… Вероятно, продолжаясь в совсем уж немыслимые «стратосферы» для людей, видящих в этом мире больше, чем я. Кажется крайне маловероятным, что все эти проблемы будут решаться мирно и успешно. Я лично склонен предположить, что конфликты, приводящие к крайнему неравенству, в будущем неизбежны.

Наконец, в заключение хочется сказать о развитии критериев дискриминации, и лично мне это кажется самым страшным.

Мы сегодня живём в весьма интересное время. Способы, которыми "свои" отличаются от "чужих" в различных версиях фашизма не претерпели существенных изменений за последнюю пару тысяч лет, и они достаточно примитивны. Так, национальный признак был доступен ещё нашим родоплеменным предкам; приверженность же человека тем или иным политическим, либо религиозным взглядам можно почти всегда установить из разговора с ним.

Примитивность существующих признаков отбора обусловлена тем, что они предназначены для квалификации человеком и человеческим разумом. Слишком сложный признак провалится на практике: в нём либо будут путаться сами проверяющие, либо он создаст возможность обмана проверяемыми. Поэтому до сих пор всё было тривиально, на уровне: "Рожа чёрная? Чёрная! Ну так чё вылупился, на плантацию!"

Развитие искусственного интеллекта открывает здесь воистину гигантские просторы для "творчества". Компьютер (не говоря уже о почти мыслящей их системе наподобие Google) способен запомнить миллиарды единиц данных о человеке. Пусть даже не обладая воображением в человеческом понимании этого слова, машина, под умелым руководством, в состоянии провести анализ и сопоставление огромного количества информации. Такой анализ позволяет, потенциально, узнавать о человеке то, чего, возможно, он не знает о себе сам, и выделять из общества социальные подгруппы по признакам, ранее никому не ведомым, с точностью воистину хирургической.

Мне даже трудно конкретизировать эту мысль, настолько дико или странно могут выглядеть результаты. Ну, скажем, вот такой мысленный эксперимент: некто проводит анализ всех текстов, доступных в ЖЖ, и сопоставляет это с данными о биографиях тех пользователей, для которых они известны. Удивительным образом выясняется, что буквально у всех, кто в прошлом пытался уклоняться от призыва, в тексте где-нибудь встречается фраза "мордой – и в грязь!" Корреляция настолько сильна, что позволяет уверенно предположить, что все пользователи, использующие эту фразу, будут пытаться уклоняться, даже если им ещё нет 18-ти. Дальнейшее использование открытия предлагаю домыслить по вкусу. В качестве приправы добавить возможность анализа и сопоставления данных из других источников, как-то: записей банковских транзакций, времени включения и выключения телевизора, наличия карточек скидок в тех или иных магазинах, высказываниях в odnoklassniki.ru или Facebook-е и т.п.

Или вот, практический вариант. Допустим, я открываю Интернет-магазин по продаже битых унитазов, рекламируя их как новые и целые. Клиент приходит на страницу, чтобы сделать заказ. На странице крутится скрипт, записывающий все движения мышки клиента. Из статистической обработки данных от первой тысячи покупателей я знаю, что все, кто (вероятно, в задумчивости) рисует мышкой "уголок" на четвёртой секунде, купленное фуфло мне потом с руганью возвращают, а остальные – нет. Соответственно, если клиент делает "уголок", я делаю вид, что у меня технические неполадки, и покупка не происходит. В итоге унитазы расходятся среди тех, кто на всё забьёт и не станет со мною ругаться, и я счастлив.

Продажу унитазов можно заменить заполнением анкеты на американскую визу, а "технические неполадки" – немотивированным отказом сразу с места.

Интересно также, что информационный прогресс потенциально открывает возможности отстранения от типов ресурсов, ранее тоже немыслимые. Например, возможность затруднить человеку определённые мысли путём запутывания и размазывания его внутренней языковой терминологии через давление СМИ. Или возможность подавить поиск редкой правильной информации путём намеренного выброса в сеть тонн неверной. В общем, есть о чём подумать.

Я понимаю, что все эти идеи выглядят несколько детски. Или, скорее, по-голливудски. Реальность наверняка будет сложнее и интереснее. Главное, что я хотел продемонстрировать – это что появление анализирующих систем, более мощных, чем человек, позволяет создавать дискриминацию там и так, как никогда ранее в истории.

Итак, подведём итоги в четырёх пунктах:

1. Критические ситуации вокруг различных ресурсов в будущем человечества скорее всего неизбежны, и некоторые из них будут разрешаться негуманными способами.

2. Высокая этичность, гуманность и развитость общества, в котором Вы живёте, нисколько не гарантирует отсутствия крайнего неравенства в нём и того, что Вы не станете его жертвой.

3. Технический прогресс, хотя и облегчает решение старых проблем с ресурсами, открывает такие новые способы и поводы для дискриминации, какие нам, вероятно, ещё и не снились. Ничто из того, что Вы думаете и делаете сегодня, может не быть гарантией от попадания в "группу врагов" завтра.

4. Никакие этические дискуссии с "превалирующей группой" Вам не помогут, если это уже случилось.

Ну как, не очень весёлое будущее я обрисовал?

Апрель 2005



Местонахождение этой статьи и дискуссии о ней в ЖЖ: http://www.livejournal.com/users/eugenebo/28772.html