"Us and Them"

Если Вы действуете против правил, Вас штрафуют. Если Вы действуете по правилам — Вас облагают налогом.

Лоуренс Клэри, канадский педагог

Мы должны жить, сколько бы ни насылал Он на нас смерть. Мы должны множить, охранять, длить наш кроткий и упрямый род, должны защищать свою жизнь и жизнь своих близких, помогать друг другу и лесным братьям нашим против Него.

Феликс Зальтен, "Бемби"

 

Если 20-й век и научил нас хоть чему-то, так это одной простой вещи: у человека можно отнять ВСЁ.

У него можно отнять деньги. Для этого не нужны сборщики податей, унылыми толпами шляющиеся по стране. Всё давно автоматизировано. Движением рубильника запускается печатный станок, и многолетние накопления по всей стране превращаются в пыль. В ничто.

У него можно отнять здоровье. Для этого достаточно лишить его денег и заставить потом работать, как проклятого, по 70 часов в неделю за копейки, чтобы прокормить семью. Хотя чего это я? Здоровье у нас и так отнимет без посторонней помощи само время. В забегах с ним на первой позиции долго не удержишься.

Работу тоже можно отнять. Просто в один день сделав её ненужной. «Тебе списали. Пшов!» Примерно так, да.

У него можно отнять Родину. Как, вы не знаете способа? Это же элементарно! Надо в один прекрасный день объявить, что такой страны больше не существует. Нету, и всё. И никаких гарантий. Всех беженцев нафиг. О Родине же вспоминать только и исключительно по принципу: «когда государство от тебя что-то хочет, оно называет себя Родиной».

У него можно отнять друзей. Временем, расстоянием, и, конечно, пропагандой. А ещё часть друзей можно отправить на войну, а тех, кого не получилось, объявить предателями. Знатная грызня получится!

Абстрактные, «непредметные» категории, о которых так любят трындеть философы, тоже отнимаются «на ура». Совесть? Легко. Поставьте человека перед выбором: или каждый день идти против неё, или сдохнуть под забором. Воля и свобода? Не физическая, а та самая, пресловутая «внутренняя», которой можно обладать якобы и в застенках? Не вопрос. Отрабатывалось США, СССР, Канадой, Китаем ещё в 50-е годы. Арсенал богатый: наркота (ЛСД, бензодиазепин, скополамин, пентотал натрия -- продолжить?); гипноз; лишение сна; промывка мозгов в состоянии комы; физическое давление; уничтожение быта. Практика показывает, что человека можно заставить даже забыть, кто его родители -- что уж тогда говорить о всяких пустяках?

Но забудем про все эти грубости. Есть куда более простые способы. Например, убедить человека, что его жизнь неполна без Своего Дома, Своей Машины и Больших Денег. И человек, как миленький, бросит на алтарь этим ценностям всё: свободу, время, увлечения, дорогу без пробок, и ломанётся бодаться с миллионами таких же за всё дорожающие квартиры, вздувая на них цену на радость устроителям этого курятника.

Подсознание тоже можно отнять. Забив его рекламой, государственной пропагандой, мыльными операми, казённым официозом. То есть подсознание, конечно, останется, да вот только человеку уже принадлежать не будет. Со всеми наборами его, подсознания, реакций на жизнь.

Можно отнять и реальность. Точнее, сделать её слабой, как скучный сон. Как? Каждый день ему показывая по телевизору безмерно дорогие виллы, безумно быстрые автомобили, нереально сексуальных красавиц, бешено удачливых авантюристов. Разовьётся привыкание. Как к героину. Восприятие потеряет чувствительность. И собственный дом, жена, жизнь и работа покажутся серыми и скучными, как прошлогодний мусор. Человеку будет требоваться новый глоток искусственной реальности каждый день, чтобы пробудить хоть какие-то эмоции.

У человека можно отнять то, что он видел. Хотя бы химической амнезией. Прошлое вообще легко отнимается. Не говоря уже о будущем.

У человека можно отнять то, что он съел. Не верите? Тогда вам сюда.

У человека можно отнять всё и превратить его в кирпич. И вся разница между странами и континентами может свестись лишь к форме кирпичей. Где-то они нужны треугольные и в кирзачах; а где-то – квадратные, с отъетой задницей.

У нас каждый день всё понемножку отнимают. Деньги, спокойное будущее, свободу выбора, запас подвижности, связи. «Они» это делают затем, чтобы «мы» больше работали. Чтобы «нам» некогда было заниматься всякой хернёй и революциями. Чтобы мы продвигали экономику своей страны и гордость за неё на мировой арене.

А нам остаётся... что? «Когда они делают зиг, ты должен делать заг. Чтобы получился зигзаг – и чтобы они никогда не поймали тебя». Тот, кто сидит на месте, безусловно проигрывает. Тот, кто движется, проигрывает тоже... но меньше. И у него всё-таки есть шанс выиграть.

Поэтому я буду суетиться. Я буду наводить мосты и восстанавливать связи со старыми друзьями, вопреки всему. Я буду заводить новые знакомства и наслаждаться общением с хорошими людьми. Я буду тащить в кильваторе тех, кто мне когда-то помог. Если не ради самих людей даже, то хотя бы каждодневно доказывая Теорему Существования Человеческих Ценностей. Гласящую, что не всё в мире определяется деньгами и политикой. Пусть моё бытие будет её гарантом. Слабым и ненадёжным, конечно, как и всякая человеческая жизнь.

Я буду регулярно придумывать проекты и пытаться их осуществлять, покуда маразм не поглотит меня. Я буду стараться делать деньги и продвигать свою карьеру. Просто потому, что хочу жить хорошо, это моё человеческое право. Но для этого я должен создавать быстрее, чем теряю.

Я буду создавать новые вещи для себя и для людей. Я буду делать фотографии, писать тексты, играть музыку и генерить идеи. Уж какие смогу, в меру способностей. Даже если 99.99% этого бесполезно и будет поглощено холодным ветром. И хер мне кто запретит.

Я буду производить мечты. Я буду конструировать абстрактные ценности. Я буду творить жизнь. Ибо правда: «Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать».

Конечно, этого окажется мало. Ведь принцип «размножаться с опережением» довольно жалок. Поэтому ещё я буду активно обороняться. Я буду уводить свои деньги из-под удара. Я буду производить контрпропаганду. Я буду входить в коалиции и союзы, потому что поодиночке «они» «нас» раздавят. Я буду устраивать запрещённые концерты. И я буду запрещать концерты тех, кто мне не понравится. Я буду гасить телевизор, насмерть блокировать рекламу и становиться костью поперёк горла противным мне бизнесам. Я буду отнимать у врагов их деньги, друзей, любимых и свободу. Я буду душить их идеи, ломать судьбы, карьеры и пальцы, стрелять из гранатомётов по бюрократам, гноить врагов в лагерях и психушках, выворачивать руки и сдавать задержанных в милицию.

Если понадобится, я буду топить их живыми в кислоте. А я почти уверен, что понадобится.

Так вот и будем жить. Мы, Отягощённые Злом.

Now

Let my people go, land of Goshen

Go

I will be with thee, bush of fire

Blood

Running red and strong down the Nile

Plague

Darkness three days long, hail to fire